Фактические супруги

Фактический брак: что это такое, признаются ли в настоящее время, и какая у них правовая сила

Фактические супруги

В последние десятилетия семейные ценности и традиции претерпели значимые изменения. В редчайших случаях молодожёны сначала идут в ЗАГС, а уж потом начинают жить и спать вместе.

Официальное оформление отношений, которому не предшествовало сожительство, обычно обусловлено беременностью невесты. Не стоит относиться к браку как к бюрократической формальности или социальному атавизму. Его госрегистрация влечет множество разнообразных последствий.

Что такое фактический брак

Любое семейное правоотношение имеет форму и содержание.

  1. «Настоящий» легальный брак – надлежащим образом оформленные реально существующие отношения сожительства. Супруги вместе живут, хозяйствуют и сознательно оформили свой союз в ЗАГСе.
  2. Фактический брак – это содержание без формы. Люди сожительствуют, ведут совместное хозяйство, поддерживают друг друга, зачастую заводят общих детей. Однако по какой-то причине они не регистрируют свой союз в ЗАГСе.
  3. Фиктивный брак – это форма без содержания. Люди регистрируют в ЗАГСе брак для достижения целей, отличных от создания семьи как-то: получение прописки/гражданства, досрочное обретение полной дееспособности, минимизация налогов при сделках с недвижимостью, сокрытие принадлежности к сексуальным меньшинствам. Речь здесь идет о взаимовыгодной договоренности о поддержании видимости семейных отношений.

Фактический брак – что это такое? В обществе этим термином обычно называют неоформленное сожительство двух половозрелых людей противоположного пола. Однако в последнее время появилась тенденция причислять к фактическим бракам однополые и полигамные союзы.

Для примера рассмотрим ситуацию, сложившуюся в Чечне. Здесь строгое соблюдение религиозных норм обеспечивается посредством механизмов общественного давления. Поэтому никах (традиционный мусульманский брак) со второй женой воспринимается как легальный несмотря на отсутствие и даже невозможность его государственной регистрации.

Вторая супруга изначально принимает свой специфический статус и не требует от фактического супруга развода с первой женой. Ее имущественные интересы на случай развода и смерти супруга обеспечиваются механизмами, находящиеся вне правового поля.

На постсоветском пространстве в качестве синонимичных к понятию «фактический» в отношении брака зачастую используются такие характеристики как «неформальный», «незарегистрированный». Это вполне оправданно. А вот отождествление гражданского брака и фактического брака допустимо только с оговорками.

Кратко чем он отличается от гражданского брака

Первый подход: фактический брак ≠ гражданский брак

Вплоть до 1918 года можно было официально заключить только религиозный канонический брак. Регистрация деторождения, венчания, смерти находилась в компетенции церкви.

Соответственно гражданскими именовали:

  • браки старообрядцев, фиксируемые в специальных метрических книгах;
  • сожительства людей, которые по каким-то причинам не могли зарегистрировать канонический церковных союз.

Примечательно, что сожительство последних не имело никакой юридической силы.

Фактические супруг/супруга были лишены возможности требовать раздела имущества после прекращения неоформленного сожительства, не могли претендовать на часть наследства усопшего.

Согласно предписаниям декрета СНК 1917 года союз, оформленный в органах госвласти, признавался единственно возможной формой легального брака. Венчание более не порождало юридических последствий.

Проведение религиозного обряда признавалось личным делом молодоженов. Несмотря на это декрет содержал презумпцию действительности религиозных браков, заключенных до конца 1917 года. Перерегистрации таких союзов согласно новым правилам не требовалось.

Понимание гражданского союза как оформленного согласно административной процедуре светского союза является традиционным для отечественной правовой системы.

Соответствующее определение можно найти в Большой советской энциклопедии. При таком подходе использование прилагательного «гражданский» призвано подчеркнуть:

  • нецерковный, светский характер;
  • госрегистрацию в ЗАГСе.

Второй подход: гражданский брак = фактическое сожительство.

Начало повсеместного употребления прилагательного «гражданский» совпало с масштабными идеологическими и культурными изменениями (перестройкой) в СССР конца 80-х. Вместе с новыми словами «демократия», «гласность» в обиходе появились новые словосочетания. Речь шла о гражданском обществе, самосознании, ответственности.

Интересно: термин «гражданский брак» использовался для обозначения самопроявления граждан в сфере семейных отношений, свободных от вмешательства государства.

Речь шла о неоформленном сожительстве. Примечательно, что новый подход к гражданскому браку отображён в ряде авторитетных источников, например, – в Большом академическом словаре.

Плюсы и минусы

Говорить о преимуществах и недостатках рассматриваемых явлений можно только в контексте реальных взаимоотношений мужчины и женщины. Когда оба самодостаточны, имеют собственный доход и не планируют заводить малышей, то наличие штампа в паспорте не принципиально.

Преимущества госрегистрации отношений ощущает уязвимая сторона, то есть супруг, который:

  • не работает, поскольку занимается домашним хозяйством, воспитанием ребёнка;
  • не имеет собственного дохода либо его доход существенно меньше, чем у супруга;
  • болен, нетрудоспособен.

С позиции материально и социально уязвимого супруга преимущества брака таковы.

  1. Распространение на активы, приобретенные в браке по возмездным сделкам, режима совместно нажитого имущества. По умолчанию всё, что заработано супругами, идет в «общий котел» и в случае развода делится поровну. Выгоды для того, кто вносит в этот котел меньше, очевидны.
  2. Более обеспеченный супруг не может на законных основаниях продать землю, дом или иную недвижимость без ведома и согласия брачного партнера. Правило актуально, в том числе, на случай, когда потенциальный продавец является единственным титульным владельцем актива.
  3. В случае развода нетрудоспособный по состоянию здоровья супруг вправе претендовать на алименты от брачного партнера. И это при том, что к ухудшению здоровья будущего получателя алиментов он не причастен. Также алименты могут взыскиваться на содержание неработающей беременной или женщины, занятой уходом и воспитанием ребёнка. И это помимо алиментов на самого ребенка.
  4. Переживший супруг относится к числу первоочередных правопреемников наряду с отпрысками и родителями усопшего. Даже если завещание составлено не в его пользу, переживший супруг может претендовать на половину того, что причиталось бы ему по закону (обязательная доля).
  5. Ребенок, зачатый и рожденный в браке, по умолчанию признается сыном/дочерью мужа. Предполагаемое по умолчанию отцовство муж может оспорить только в судебном порядке. Соответственно, в случае развода матери легко взыскать алименты с отца.
  6. Свидетельство о браке подтверждает близкие родственные отношения на все случаи жизни как-то обоснование отказа давать показания против супруга в рамках криминального дела; просьба о предоставлении большего служебного помещения; разрешение неотложного медицинского вопроса по поводу супруга, находящегося в бессознательном состоянии.

Что говорит законодательство

В связи со сложностями оформления брака в постреволюционный и военный период открытое сожительство и совместное хозяйствование мужчины и женщины приравнивалось к легальному браку. Принятие Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР ознаменовало признание правовой силы за фактическими брачными отношениями. Такая практика характерна для периода 1926 – 1944 года.

Справка: в 1944 году было принято два указа Президиума Верховного Совета СССР. Первый из них, от 08.05.44 лишил сожительство юридической силы. Совместно проживающим гражданам предлагалось оформить их отношения в соответствующих госструктурах.

Примечательно, что при регистрации сожителям предлагалось указать срок действительного совместного проживания. То есть, отношения фактически регистрировались «задним числом».

Источник: https://101jurist.com/semejnyj-kodeks/brak/fakticheskij-kakaya-pravovaya-sila.html

Женаты по факту: правовые нюансы гражданского брака

Фактические супруги
Гражданский брак проверяет отношения на прочность. Или дает возможность жениться, но чувствовать себя свободным. Причин, по которым фактические супруги отказываются от штампав паспорте, много. И такая форма сожительства становится все более популярной.

В чем плюсы и минусы зарегистрированного и гражданского брака? Дают ли банки кредиты неофициальным супругам, как делится имущество и как распределяются права и ответственность родителей? 

Совместное проживание мужчины и женщины без регистрациидавно не вызывает порицания в обществе, и всё больше россиян не считают штамп в паспорте необходимым для создания семьи.

По данным Росстата, число зарегистрированных браков натысячу жителей в 2018 году составило 6,2. Свадьбу сыграли 900 тысяч пар, это на 12% меньше, чем в 2017-м. 

Нередко такие пары существуют годами и даже заводятдетей. То есть, по факту эти семьи могут мало отличаться от официальнозарегистрированных. Но в юридическом плане между ними огромная разница. Особенноесли дело касается детей.    

«В свидетельстве о рождении может быть указана фамилия отца толькос его согласия. Бывает, что отец указан, но фамилия мамина. А бывает, чтоженщина должна рожать, но мужчина исчезает с поля зрения.

Со слов мамызаписали.

Некоторые вообще отца не указывают, потому что он своё согласие не дал»,— рассказала о возможных последствиях уполномоченный по правам человека вНовосибирской области Нина Шалабаева.

Самая частая проблема — выплата алиментов. В законном браке действуетпрезумпция отцовства, это значит, что на мужчине априори лежит обязанностьсодержать ребёнка. Она не снимается и после развода. Сумма алиментов составляетне менее 25% от заработка отца. Уклонение от их выплаты предусматриваетуголовную ответственность.

В случае фактических отношений нередко приходится доказыватьотцовство через суд, чтобы претендовать на алименты. Чаще всего в таких случаяхприбегают к генетической экспертизе, которая стоит недёшево. 

Совместное имущество

Вопрос о разделе имущества при разрыве отношений возникает непременно.У семейной пары при разводе каждый имеет право претендовать на половину того,что было нажито ими в браке. По российскому законодательству, и домохозяйки неостаются ни с чем.

«Статья 34 Семейного кодекса РФ защищает тех,кто занимался домом и детьми, и по этой причине ничего не зарабатывал. Они тожеимеют право на долю. Фактический (гражданский) брак таких привилегий не имеет, здесь всёдержится исключительно на “честном слове”», — сказала специалист по семейномуправу Анастасия Аржанникова (Новосибирск).

Партнёр, на которого оформлено имущество, изначальнонаходится в более выгодном положении. Если в случае разрыва отношений он откажетсяделиться, то второму придётся добиваться правды в суде. Для этого ему нужнобудет доказать, что он вносил вклад в семейный бюджет. 

Как показываетпрактика, даже при наличии доказательств получить долю в имуществе очень трудно. Суды чаще присуждают лишь лишь денежную компенсацию в пользу «обиженного» партнёра. Но и в этом случае, когда судебное решение уже наруках, далеко не всегда удаётся реально получить деньги. То же и в случае наследства — если не было завещания, то доказать свое право на наследство крайне трудно.

Могут возникнуть трудности и раньше — еще на стадии приобретения имущества. Для некоторых банков при выдачекредитов предпочтительнее, чтобы заемщик состоял в браке. Принимаются вовнимание совокупные доходы супругов, а нередко — и их родителей. Бывает, чтоживущим в неофициальном браке отказывают в выдаче, например, ипотечного кредита.

Но если кредит одобрен, и в этих случаях есть способы «подстраховаться». Например, кто-то из пары берёт ипотеку на себя, а второй выступаетпоручителем. Другой вариант заключается в том, что оба человека оформляют и кредит как созаемщики, и недвижимость на себя в равных долях. О чем молчат мужчины: как угнетают сильный пол

«Паре необходимо заранее договориться, что из имущества — квартира,автомобиль или что-то другое — будет приобретаться на двоих. Правильно оформитьтакую сделку поможет юрист», — уточнила Аржанникова. 

Но есть своя сторона, связанная с приобретением недвижимости, и в случае с зарегистрированным браком. Во-первых, если нет брачного договора, то все приобретаемое имущество становится совместной собственностью, независимо от того, на кого оформлено.

Во-вторых, практически на любые операции с недвижимостью требуются нотариальные согласия супругов, которые стоят денег.

 Зато, если нужно переоформить недвижимость с одного на другого, в официальном браке за «дарение» не придется платить налог, а в гражданском это необходимо, поскольку формально сожители не являются близкими родственниками.

 

В Госдуме уже обсуждалась инициатива приравнять к законным фактические браки, которые длятся более пяти лет. Целесообразностьзаконопроекта объясняли защитой имущества — всё нажитое в период сожительства будетпризнаваться их совместной собственностью. Если решили разойтись, то всёделится в равных пропорциях.

Тогда сожители не смогут совершать сделку с недвижимостью или инымдорогостоящим имуществом без согласия партнёра, а в случае смерти одного из нихнаследником первой очереди становятся «гражданский» муж или жена. То же самоепроисходит в случае кредита.

Законопроект не нашёл поддержки, и про него забыли.Недавно вопрос о его рассмотрении вновь подняла депутат Тамара Плетнёва, призываямолодых людей к ответственности. Но в идеале, по её мнению, сожительство всё жедолжно заканчиваться женитьбой.

«Хорошо, если оно заканчивается регистрацией брака, потомучто дети родились, потому что их нужно записывать как-то, чтобы они были защищены,а то ведь алименты», — процитировали «Известия» Плетнёву.

Авторы законопроекта уверены, что он снизит процент споровв судах при разделе нажитого состояния. Но эксперты придерживаются противоположного мнения — судебныхразбирательств станет ещё больше. И главная проблема в том, что у людей небудет никакого официального документа, подтверждающего их сожительство.

«Это потребует либо определения чёткого круга доказательств,либо каждый раз этот вопрос будет решаться индивидуально, на усмотрениеуполномоченного органа.

Непонятно, как в таких случаях будет действоватьпрезумпция отцовства. Суды будут перегружены спорами, когда один партнёрнастаивает на том, что “брак” есть, а другой это опровергает», — считает Аржанникова.

Кризис среднего возраста: как победить «беса»

Помимо юридической неразберихи возникает и этический вопрос.

Не получится ли, что «без меня меня женили»? Ведь если двое не желают узаконить отношения, значит на то есть причины, например, один или оба из пары не считают это браком и не планируют прожить вместе всю жизнь.

Нужно ли навязыватьстатус женатой пары, если мужчина и женщина сами такого решения не приняли? По факту получится, что более «свободное» сожительство попадет под запрет, но в отличие зарегистрированного брака, обернется большими документальными трудностями. 

«Приравнять это не выход. Есть воля двух людей. Если они хотятсоздать полноценную семью, то идут, заключают брак. Если просто живут годами идо сих пор это не сделали, то значит они и не хотят. Насильно приравнивать неправильно», — уверена Шалабаева.

Почему хоккейную шайбу замораживают?

Скромницы и секс-бомбы: на ком женаты хоккеисты

Тортик, чипсы и кокос: что едят фигуристы?

Еда и анатомия: почему не удается сесть на шпагат

Источник: https://info.sibnet.ru/article/551820/

Взгляд Верховного суда на кондикцию в семейных отношениях

Фактические супруги

Гражданский брак довольно распространённая модель построения семейных отношений в современном мире, в том числе и в России. Люди не желают и под час не понимают необходимости официально регистрировать свои отношения в органах ЗАГСа и просто начинают вместе жить, вести совместное хозяйство, и планировать своё будущее. 

Всем известна слабая правовая защищённость сторон, находящихся в таких отношениях. Они не могут наследовать по закону друг за другом, не вправе не свидетельствовать против своего супруга. С правовой точки зрения они чаще всего рассматриваются как чужие люди. 

Аналогичная ситуация складывается относительно случаев распада такого рода отношений. Гражданские супруги могут поссориться, перестать находиться в таком формате отношений и разойтись. Прекратить гражданский брак довольно просто – разъехались и перестали общаться, вот вся процедура.

Но тут встаёт вопрос имущественных последствий такого расторжения.

Кому достанется нажитое в совместном браке? Машина, купленная на общие деньги, но зарегистрированная на одного из них? Дом, квартира, ценные бумаги и тому подобное? Как быть с понесёнными расходами? Как быть с расходами, произведёнными одним супругом, на ремонт дома (машины, квартиры) принадлежащему другому супругу? 

Относительно официального брака вопросов не возникает, в таком случае действуют нормы Семейного кодекса о совместно нажитом имуществе. Но что делать в случае с гражданским браком? На этот вопрос недавно ответила Гражданская коллегия Верховного суда Российской Федерации (https://zakon.ru/discussion/2020/7/3/amoris_causa__vs_ne_vzyskal_zatraty_na_dom_predyavlennye_posle_rasstavaniya_pary).

Фактические обстоятельства дела таковы: С.М. (истец) совместно проживал с Н.Л. (ответчик). В какой-то момент их отношения прекратились. Но в период совместного проживания истец понёс значительные расходы.

Им был куплен земельный участок (оформленный на ответчика) стоимостью 2 698 000 рублей и оплачено строительство и обустройство дома на этом участке. Эти расходы составили 9 400 000 рублей. В этой сумме подтверждёнными были 6 000 000 рублей, поэтому в суде истец заявил требование о возврате именно этой суммы.

Таким образом, вырисовывается следующая ситуация: Истец оплатил покупку земельного участка, строительство на нём жилого дома и его обустройство, но в виду того, что участок был зарегистрирован на ответчика, которая по материалам дела не участвовала в вышеупомянутых расходах, дом и земельный участок остаётся в собственности ответчика, а истцу никто не возмещает его расходы. Поэтому истец обратился в суд со взысканием 6 000 000 рублей неосновательного обогащения с ответчика.

Нижестоящие суды отказали в требованиях истца. Согласно позиции суда первой инстанции, несение истцом материальных затрат на протяжении совместного проживания с ответчиком осуществлялось им добровольно, в силу личных отношений сторон и никакими обязательствами не было обусловлено.

При этом истец не мог не знать об отсутствии между ним и ответчиком каких-либо обязательств, вызывающих необходимость оплаты истцом за счет собственных средств расходов ответчика. С данными выводами суда первой инстанции и их обоснованием согласился суд апелляционной инстанции.

Верховный суд в целом поддержал такую позицию, указав, что Истец нёс расходы на строительство и обустройство дома на земельном участке Ответчика в силу личных отношений сторон в период их совместного проживания, в отсутствие каких-либо обязательств перед ответчиком, добровольно, безвозмездно и без встречного предоставления (т.е в дар). В связи с этим применяется норма статьи 1109 (4) ГК РФ, согласно которой такое приобретение имущества не носит характер неосновательного обогащения и возврату не подлежит. 

Если кратко описать позицию судей, то она сводится к мысли о том, что раз истец в период строительства никоим образом не ставил вопрос о заключении договора о создании общей долевой собственности и не обуславливал несение своих расходов каким-либо встречным предоставлением, то такие отношения нужно квалифицировать как дарение.

Правильно ли такое решение суда? На мой взгляд оно представляет собой пример неправильного решения как с догматической точки зрения, так и с политико-правовой.

Догматическая критика

Верховный суд указал, что оплата расходов на строительство и обустройство домой является дарением. Возникает вопрос относительно обоснования такого вывода. С чего эти отношения были признаны даром? 

Согласно положению закона (423 ГК РФ) и укоренившейся судебной практике сама по себе безвозмездность отношений не означает, что их следует признать дарением.

Чтобы квалифицировать какие-либо отношения в качестве дарения нужно установить, что была действительная воля дарителя одарить.

То есть мало просто посмотреть на то, что стороны не обменялись встречными предоставлениями, но нужно выявить действительно ли они желали совершить безвозмездную сделку.

Данный момент был также подмечен Верховным Судом. В определении можно обнаружить абзац следующего содержания:

«С учётом названной нормы (1109 (4)- А.К.) денежные средства и иное имущество не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если будет установлено, что воля передавшего их лица осуществлена в отсутствие обязательств, то есть безвозмездно и без встречного предоставления – в дар либо в целях благотворительности». 

То есть складывается правильная матрица – если была воля одарить, то неосновательного обогащения нет.

Но дальше в определении можно прочитать следующее:

«Истец нёс расходы на строительство и обустройство дома на земельном участке Ответчика. в силу личных отношений сторон в период их совместного проживания, в отсутствие каких-либо обязательств перед ответчиком, добровольно, безвозмездно и без встречного предоставления».

Получается, что гражданская коллегия придерживается следующей позиции: если лица, находятся в брачных отношениях (гражданском браке), то их имущественные отношения носят заведомо безвозмездный характер. 

Такой безапелляционный вывод суда не может не удивлять. Тот факт, что люди находятся в брачных отношениях сам по себе ни о чём говорит. Истец нёс расходы не только в пользу ответчика, так как скорее всего сам проживал в построенном и обустроенном им доме.

То есть суды должны были выяснить, действительно ли истец желал одарить ответчика или всё-таки действовал в соответствии со своим интересом. Улучшение имущества гражданского супруга говорит скорее всего не о дарении, а о желании сделать лучше в том числе и себе.

При этом важно подметить, что можно представить множество ситуаций, когда супруг каким-либо образом улучшает вещь другого супруга из чистых побуждений с целью сделать приятно (покупка новенького автомобиля супругу или его починка, ремонт дачи мамы супруги, которая оформлена на неё). Вполне вероятно, объект спора представляет собой дом родителей ответчика, просто оформленный на ответчика. Говорить точно и однозначно трудно, так как этот вопрос вовсе не исследован судами.

Таким образом, повторю свою мысль ещё раз: само по себе нахождение в брачных отношениях (гражданского брака) не говорит о том, что всякое имущественное действие одного супруга совершено с намерением одарить другого супруга.

Зачастую это делается с намерением улучшить и своё положение (условия проживания, передвижения). Поэтому расходы на строительство дома и его обустройство вполне можно признать неосновательным обогащением ответчика.

Но для этого суду нужно было однозначно установить два момента:

  1. Была ли действительная воля одарить со стороны истца;
  2. Не был ли против ответчик против такого приобретения имущества (чтобы уточнить было ли тут навязанное обогащение). 

Политико-правовая критика

С политико-правовой точки зрения данное решение также вызывает вопросы. Получается, что любые имущественные отношения в гражданском браке рискуют превратиться в дарение, а значит не подлежащее возврату.

Стороны гражданского брака, итак, обладают минимумом правовых возможностей по отношению к друг другу, так теперь высшая инстанция прекращает и эти правовые последствия.

Прекращает здесь правильное слово, так как были случаи обратных решений в практике судов общей юрисдикции. 

Какие стимулы создаёт такое решение? Одно из двух: вступать в официальный брак или тщательно оформлять свои имущественные отношения в гражданском браке. Ни то, ни другое чаще происходить не станет по разным причинам (нежелание вступать в официальный брак, оптимизм относительно будущего с партнёром). Да и вряд ли значительная часть людей узнает о таком решении Верховного суда. 

Вот и получается следующая картина: высшая инстанция создаёт стимулы, которые не работают, но при этом не разрешает по справедливости споры, декларируя безвозмездность отношений в семье. Представляется, что такой подход неправилен. 

В целом же данное определение наносит удар к тому же и по институту неосновательного обогащения. В нашей практике этот институт занимает крайне скромное положение, в основном решая вопросы ошибочных платежей.

Такое положение во-многом является следствием неоднозначного толкования статьи 1103 ГК РФ, согласно которому нормы главы 60 ГК РФ применяются в субсидиарном порядке по отношению к другим нормам. При этом напрямую указанная норма не устанавливает подобного правила, а субсидиарность является неким достижением судебной практики и доктрины.

Оставляя это вне рамок рассуждения правильность такого подхода, нужно заметить, что в этом случае применение института неосновательного обогащения стремительно сокращается. В таких условиях любые практические случаи, в которых возможно применение норм главы 60 ГК РФ не могут не радовать. Таким случаем как раз является разобранная выше ситуация.

На мой взгляд это хороший пример неосновательного обогащения – собственник не потратил свои средства на ремонт и остался с улучшениями. Поэтому на мой взгляд определение Верховного Суда неправильно. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/07/09/vzglyad_verhovnogo_suda_na_kondikciyu_v_semejnyh_otnosheniyah

Статус фактических супругов по действующему законодательству РФ

Фактические супруги

В современном Российском государстве отношения между фактическими супругами практически находятся вне правового поля.

Несмотря на то, что гражданские супруги жили фактически одной семьей, вели совместное хозяйство, согласно нормам российского наследственного права они не могут быть признаны наследниками по закону.

Гражданская (фактическая) супруга(супруг) вправе претендовать на наследство лишь в случае, если она(он) находилась(-лся) на иждивении умершего. Доказывать факт нахождения на иждивении необходимо со всей тщательностью.

В этом случае необходимо доказать

  • Нетрудоспособность на день смерти гражданского мужа. Причем временная нетрудоспособность не дает основания для признания лица иждивенцем умершего.
  • Совместное проживание не менее года до дня открытия наследства. Следует обратить внимание на то, что придется доказывать именно постоянное, а не периодическое проживание.
  • Факт нахождения на иждивении наследодателя в течение не менее года до его смерти. Помощь должна быть систематической и являться основным источником к существованию. Предоставление нерегулярной, эпизодической или незначительной материальной помощи со стороны наследодателя иждивения не означает. Только если все эти многочисленные и не всегда бесспорные доказательства были предоставлены гражданский супруг(супруга) вправе на основании п. 2 ст. 1148 ГК РФ наследовать как нетрудоспособный иждивенец наследодателя вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию.

Также при прекращении отношений сожителей к их имуществу нельзя применить ст. 38 СК РФ “Раздел общего имущества супругов”.

Для бывших сожителей остается два варианта. Первый – договориться о судьбе общего имущества. Второй – обращение в суд.

К спору в данной ситуации должны применяться нормы не семейного, а гражданского законодательства о понятии и основаниях возникновения общей долевой собственности несмотря на то, что в силу лично-доверительного характера отношений между фактическими супругами, они в действительности владеют и пользуются имуществом сообща, без определения долей, то есть так, как это происходит при режиме совместной собственности.

Поскольку в таких случаях почти невозможно установить, кто и какие суммы вкладывал в приобретение общего имущества, суды применяют часть 1 статьи 245 ГК РФ, согласно которой если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными. На практике же осуществить все эти предписания закона чрезвычайно сложно.

Фактической(-ому) супруге(супругу) необходимо

  • Изложить все фактические обстоятельства. Нужно очень подробно описать все факты покупки дорогих вещей, недвижимости.
  • Указать документы, которыми можно подтвердить факты приобретения имущества
  • Указать свидетелей, которые могут подтвердить факт совместного проживания, ведения общего хозяйства, совершения крупных покупок.
  • Указать на какое имущество претендует и его стоимость. Цена должна подтверждаться
  • Обязательно указать, что спорное имущество считается общим, поскольку оно приобреталось на деньги обоих сожителей для совместного использования.

Проживая в гражданском браке, нельзя заключить и брачный договор.

Вернее, этот договор не будет считаться брачным и вступит в силу только с момента государственной регистрации брака.

Вместе с тем Гражданский кодекс не запрещает заключать соглашение о разделе имущества, находящегося в их общей долевой собственности, а также соглашение о порядке владения, пользования, распоряжения таким имуществом, о распределении плодов, продукции и доходов от использования такого имущества (ст. ст. 246, 247, 248, 252 ГК РФ, ранее – ст. ст.

117, 121, 124 ГК РСФСР). Разумеется, фактические супруги могут определять свои имущественные права и обязанности в отношениях друг с другом, не только заключая соглашения, предусмотренные ГК РФ для участников долевой собственности, но и вступая в иные сделки, хотя и не предусмотренные законом, но не противоречащие ему (п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Но случаи заключения подобных соглашений между гражданскими супругами встречаются очень редко. Такие обстоятельства заставляют задуматься о практической применимости такого имущественного соглашения фактических супругов.

Так договор фактических супругов, основанный на нормах ГК РФ, может устанавливать только режим общей долевой собственности на указанные в нем имущественные объекты, в то время как брачный договор, основываясь на нормах СК РФ, предоставляет выбор имущественно правовых режимов.

Более того, договор фактических супругов может быть распространен только на конкретные имущественные объекты, идентифицированные в договоре, в то время как брачный договор в такой идентификации может и не нуждаться, охватывая любое имущество, приобретенное супругами во время брака.

К правовым проблемам гражданского брака стоит отнести и вопрос юридического представления партнера в государственных органах. Так, например, в случаях, когда человек пропадает без вести, в полиции от гражданского супруга заявление не примут, для этого необходимо отыскать его ближайшего родственника, которого, кстати, может и не оказаться.

Единственное исключение, которое допускает российское законодательство, касается вспомогательных репродуктивных технологий. Супружеский статус при реализации права на использование указанных программ значения не имеет.

Стоит отметить, что многие исследователи, затрагивающие когда-либо эту проблематику, выявляли необходимость признания законодателем некоторых правовых последствий внебрачного сожительства.

Так Жюллио де ла Морандьер отмечал, что хотя закон в принципе игнорирует внебрачное сожительство и стремится не связывать с ним никаких юридических последствий, тем не менее его существование все же приходится учитывать и некоторые правовые последствия оно все же производит. Зарубежное законодательство начало подстраиваться под современные реалии.

К примеру, в Германии практикуется заключение договоров об имуществе между лицами, состоящими в брачных отношениях без регистрации брака. При этом при предоставлении правовой защиты лицам, состоящим в фактических брачных отношениях, немецкая правоприменительная практика исходит из принципа, закрепленного в ст.

6 Конституции ФРГ: внебрачная совместная жизнь не может быть поставлена в лучшее положение, чем брак. Проведенный анализ правового регулирования фактических брачных отношений позволил выявить главную общую бесспорную закономерность, имеющую место быть во всех правовых системах, – гражданский брак не безразличное (иррелевантное) для права явление.

Обозначенные выводы наталкивают на необходимость учитывать опыт зарубежных стран. Ведъ, как справедливо отметил К.Д. Кавелин, правовая норма должна быть приближена к действительной жизни, а не идти ей наперекор.

Источник: https://argumentkazan.ru/useful-articles/status-fakticheskih-suprugov-po-dejstvujushhemu-zakonodatelstvu-rf/

Проблемы правового регулирования отношений фактических супругов

Фактические супруги

Ильчук, И. В. Проблемы правового регулирования отношений фактических супругов / И. В. Ильчук. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 47 (233). — С. 84-85. — URL: https://moluch.ru/archive/233/54030/ (дата обращения: 13.10.2020).



В данной статье проведён анализ правовых особенностей фактического брака, а также правовых проблем фактических супругов. Делаются выводы о том, как в настоящее время фактические брачные отношения становятся всё более значимыми в развитии института семьи.

Следовательно, коррекция традиционных статусов семейного права предполагает оптимизацию законодательства и его приведение в соответствие с реальностью жизни социума, поскольку некоторые официально неоформленные семейные отношения уже вошли в предмет правового регулирования.

Ключевые слова: государство, семья, супруги, общество, сожительство, фактический брак.

Важное социальное значение имеют отношения, связанные с браком, семьей, рождением и воспитанием детей, составляющие предмет семейно-правового регулирования.

В перспективе демографической направленности РФ на период до 2025 года одной из основных задач демографической политики названо укрепление института семейных отношений, возрождение и сохранение традиционных духовно-нравственных аспектов семьи.

Выполнение поставленных задач отягощено тем, что нет выработанной системы правовых средств, которые четко определяли бы содержание тех или иных семейных правоотношений, также, которые обеспечивали бы эффективную реализацию соответствующих прав и обязанностей.

В контексте современного семейного законодательства фактические отношения не признаны в качестве брачных отношений государством. Этот вывод напрямую вытекает содержания ст. 1 Семейного кодекса РФ, которым фиксируются базовые основы семейного законодательства РФ.

То есть, принципом оформленного в установленном законом порядке, государственного признания брака, основополагающим принципом, как права семейного, так и прочих отраслей права, в т. ч.

: права гражданского, в основном, жилищного, наследственного, трудового, пенсионного и пр.

При этом государство и общество не могут не признать, что квазибрачные отношения имеют место в жизни общества и численно растут.

При этом, сожительство (cohabitation), как институт, известен уже со времен Древнего Рима и к настоящему времени законодательно урегулирован в таких государствах, как например в Бельгии, Венгрии, Франции и Швеции Португалии, при том, что количество таких стран неустанно увеличивается.

Анализируя мнение Д. Борминской, можно сказать о том, что в отношении «о конкубинах, которые игнорируют закон, а потому закон игнорирует конкубинов», к настоящему времени перестало отражать реальное положение вещей. Внимание заслуживает также мнение о фактическом браке Н. Н.

Тарусиной, которая считает, что «фактический брак… неосновательно подвергает в настоящий период правовой дискриминации». В частности, О. Ю.

Косова отмечала: «стабильность «фактического» союза, который может быть охарактеризован общностью повседневной жизни, контактами полов, взаимной поддержкой, то есть в целом доверительностью в личных взаимоотношениях, которые ориентированы на модель семейной организации быта и не рассматриваемая как семья, при несоблюдение установленной процедуры оформления брака».

И. Р. Альбиков, Д. Борминская И. А. Косарева, Е. Н. Киминчижи, А. В. Слепакова, С. Ю. Филиппова и пр. исследуя вопросы фактического брака отметили, что главными в них остаются проблемы имущественного правового режима, которые стали базовым предметом правового регулирования.

При том, что именно для имущественного режима целесообразной является юридическая регистрация брачных отношений.

Таких образом, в случае, когда люди противоположного пола проживают вместе, ведя при этом совместное хозяйство, однако в законном порядке не оформляют отношений, то это не что иное, как фактический брак.

Таким образом, современным семейным законодательством фактические брачные отношения не признаны, хотя И. Р. Альбиков озвучивает позицию о том, что «… при учете роста числа фактических браков, требует от российского законодательства приведение в соответствие действительности, по признанию фактических браков, в т. ч.

необходимости закрепления за фактическими супругами прав по заключению соглашение о вступлении в брак, которые предусматривают их права по отношению к имуществу, приобретенного во время их фактических брачных отношений.

Помимо этому определялись права фактического супруга, в качестве наследника имущества, приобретенного во время фактических супружеских отношений при наличии наследодателя, в случае, когда такое право представляется ему на основании заключенных соглашений о вступлении в фактический брак». Официальным признанием «фактических браков» было принято в истории России в 1944 г.

, в голы Великой Отечественной воны, однако реального успеха это признание не имело. Таким образом, ныне действующее семейное законодательство регулирует имущественные отношения в отношении супругов, без применения к «фактическим» супругам. Поскольку уже упомянутый нами И. Р. Альбиков: отмечал, что «…

лица, которые состоят в фактических супружеских отношениях на основании действующего российского законодательства, могут наследовать после своих партнеров, в нескольких случаях, в том числе на базе завещания, поскольку завещатель имеет право по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, в том числе собственного фактического супруга, а также при признании фактического супруга к наследованию, как нетрудоспособного иждивенца на основании п. 2 ст. 1148 Гражданского кодекса РФ. Данное действие имеет место только в случае, когда фактический супруг к моменту открытия наследства стал нетрудоспособным и находился на его иждивении наследодателя не менее года до смерти наследователя, проживая совместно с ним».

В завершении данного анализа отмечу, что когда фактический брак заключён ответственными людьми и они считают такую форму брака выражением доверия и любви друг к другу, то в таком случае такая форма брака является не только осознанным выбором, но и не вызывает правовых проблем в будущем.

Следует также отметить, что данное явление, как фактический брак, следует рассматривать в комплексе научных исследований, поскольку из правовых особенностей, связанных с фактическим браком, следуют социальные, личностные и др. Данные факторы тесно взаимосвязаны, что вызывает неподдельный интерес и актуальность данной тематики.

Литература:

  1. Альбиков И. Р. Защита прав и интересов лиц, состоящих в фактических супружеских отношениях: проблемы и правовые особенности их разрешения / И. Р. Альбиков // Семейное и жилищное право. — 2015. — № 2. — С. 14–15.
  2. Борминская Д. Новые тенденции в развитии семейного права: внебрачные союзы на примере отдельных европейских стран / Д. Борминская // Семейное и жилищное право. — 2017. — № 2. — С. 19–25.
  3. Корнакова С. В. Фактические браки: социально-психологические и правовые аспекты: монография / С. В. Корнакова, Е. В. Чигрина. — Saarbrucken, Germany: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2013. — 73 с.
  4. Румянцева Н. С. Имущественные права супругов в гражданском браке / Н. С. Румянцева // Семейное и жилищное право. — 2016. — № 3. — С. 5–9.
  5. Тарусина Н. Н. Семейное право / Н. Н. Тарусина. — М.: Проспект, 2014. — 144 с.

Основные термины(генерируются автоматически): фактический брак, отношение, фактический супруг, брак, время, правовое регулирование, современное семейное законодательство, том, форма брака.

Источник: https://moluch.ru/archive/233/54030/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.